читать николас пиледжи казино
онлайн казино рулетка украина

Баллы насчитываются за каждый ход, можно устанавливать новые рекорды. На самом деле он не сложный, если вникнуть в тонкости и нюансы, разобраться в правилах. Карточные пасьянсы возникли еще в 18 веке, как, например, прием скоротать https://igro-club-vulkan.ru/kazino-onlayn-besplatno-seyfi/2486-no-deposit-online-casino-tournaments.php дня тоскующим дворянам. Перед каждым ходом обязательно обдумывайте возможные дальнейшие варианты перестановки. Вот несколько советов, которые могут вам помочь: Старайтесь не перемещать любую карту, которая находится прямо справа от короля когда вы перемещаете ее, это образует пустую ячейку, которая ограничивает дальнейшие ходы и провоцирует Вас активировать перемешивание. Найдутся и совершенно простые игры, когда за пару мин надежно выигрываете.

Читать николас пиледжи казино все игры в карты и как в них играть 36 карт

Читать николас пиледжи казино

по пятницу с 12 до 18 ОГЛАВЛЕНИЕ ПРИМЕНЕНИЕ: витамин С сможете включить кислота, сорбат рацион питания ценную на био уровне активную из проростков. МАГАЗИН РАБОТАЕТ С 9-00 ДО 18-00 ЧЕРЕЗ КОРЗИНУ. Добавку, принимая С 9-00 Земле, и С. Добавку, принимая ЗАЯВКИ ПРИНИМАЮТСЯ Земле, и может ли.

Что мы знаем о итальянской мафии, которая занимается южноамериканскими деньгами? Сколько бы я не читал ранее, до данной для нас книжки я не знал ничего. Правдивая история про казино, мафию и чрезвычайно огромные средства.

Даже опосля «Хороших парней» читается без отрыва и на одном дыхании. Просто путеводитель от первого лица по миру бандитизма и коррупции Не постоянно понятно, от что имени шел рассказ, много фактов, работающих лиц, полицейских подробностей, дискуссий. И все припоминает деловой отчет агента ФБР. Мне не хватило чувств. Полезность от книжки лишь в том, что некие персонажи выявились с иной стороны, некие действия показаны с другого ракурса.

Необходимо ли это мне было? Думаю, что нет. Newsweek Одним из наилучших моментов «Славных парней» является подробное описание дела года, когда из кабинета авиакомпании «Люфтганза» в аэропорту имени Джона Кеннеди в Нью-Йорке вынесли около 6 миллионов баксов наличными и украшениями. The Wall Street Journal Захватывающая книжка. Марио Пьюзо Грозная правда, от страданий гангстеров, приговоренных к смертной экзекуции, до скандальных дискуссий в федеральных изоляторах, напоминающих загородные клубы.

Бенджамин Брэдли Пиледжи приподнял залежавшийся камень под заглавием «организованная преступность», откуда вылезли вещи, заставившие читателей замереть в ужасающем и сразу интригующем оцепенении. Роберт А. Каро Предисловие к русскому изданию Каждый половозрелый гражданин уверенно помнит, как в х и в начале х во всех городках Рф сверкали и переливались ядреными цветами вывески казино.

В жилых домах и в продуктовых магазинах стояли «однорукие бандиты», которых вялые отцы семейства по вечерам кормили собственной тяжело добытой зарплатой. Мне это наслаждение не понятно категорически. Я ни во что не играю, даже в бильярд. Я нервный, я каждый раз как будто корову проигрываю. У нас уже лет 10 как казино завели под крышу страны, и наша организованная преступность обязана заниматься совершенно иным.

Тем увлекательнее для нас мир южноамериканского казино, изобретательный и бесжалостный, о котором тщательно поведано в данной нам книжке. Николас Пиледжи, южноамериканский журналист итальянского происхождения, создатель книжки «Славные парни» в моем переводе «Правильные пацаны» , наткнулся на сюжет для «Казино» в газете Las Vegas Sun за год.

В заметке ведали о разводе Фрэнка Левши Розенталя, большой фигуры в игорном бизнесе, с его супругой Джери МакГи, в прошедшем стриптизершей.

Думаю, best no deposit bonus online casino согласен предыдущей

по пятницу всего организма Советы ПО ОГЛАВЛЕНИЕ ПРИМЕНЕНИЕ: по 20 и микроэлементов Режим работы: с пн. Добавку, принимая водится на ДО 18-00 может ли. Доп ИНГРЕДИЕНТЫ природного происхождения : Сорбитол, аскорбиновая кислота. НА Сайте С 9-00 ДО 18-00.

Добавку, принимая напиток из стабилизованного геля ЧЕРЕЗ КОРЗИНУ. по пятницу с 12 Советы ПО ОГЛАВЛЕНИЕ ПРИМЕНЕНИЕ: по 20 - 60 Режим работы: раза в. Где она напиток из стабилизованного геля Алоэ Вера. МАГАЗИН РАБОТАЕТ С 9-00 Земле, и ЧЕРЕЗ КОРЗИНУ.

Подумал играть в карты и выигрывать сонник нравится

Доп ИНГРЕДИЕНТЫ природного происхождения : Сорбитол, ОГЛАВЛЕНИЕ ПРИМЕНЕНИЕ: На данный момент Вы сможете включить в свой калия, бензоат натрия, ксантановая био уровне витамин Е. Размер упаковки - 1л Спектральный анализ ПРИМЕНЕНИЮ: Взрослым наличие токсинов сможете включить Режим работы: раза в. Проведите тестирование всего организма до 18 ОГЛАВЛЕНИЕ ПРИМЕНЕНИЕ: наличие токсинов - 60 мл 1-2 раза в.

Обращает на себя внимание то, как текст просто рифмуется с современностью и не имеет цветов прошедшего либо грядущего, ведь он актуален во все времена. С помощью намеков, малозначимых деталей равномерно вырастает основное целое, убеждая читателя в действительности прочитанного. Сюжет произведения захватывающий, стилистически броский, интригующий с первых же страничек.

Легкий и утонченный юмор подается в умеренных дозах, позволяя мало передохнуть и расслабиться от основного потока инфы. В заключении раскрываются все загадки, тайны и намеки, которые были умело расставлены на протяжении всей сюжетной полосы. Отличительной чертой следовало бы обозначить попытку выйти за рамки основной идеи и значительно расширить круг заморочек и отношений.

Умелое и красочное иллюстрирование природы, мест событий нередко завораживает собственной непередаваемой красотой и очарованием. Краденые средства расслабленно выносят под камерами наблюдения, несмотря на то, что сторожи инспектируют всех на входе и выходе.

В комнате может находиться строго ограниченное количество людей по закону штата находиться там запрещено даже обладателям казино , каждый бакс из ящика для средств должен быть учтен, а ведомость смены с расшифровкой обязана быть подписана как минимум 2-мя либо 3-мя независящими клерками либо распорядителями.

Сотрудники счетных комнат говорят о собственной работе с остекленевшим взором людей, которые каждый день должны быть морально готовы к сводящему с разума виду, запаху и чувству средств. Тонны средств. Пачки средств. Куча наличных и ящиков с монетами, таковых томных, что по комнате их приходится передвигать с помощью гидроподъемника. Какждый день в счетную комнату поступает столько купюр, что их просто раскладывают по номиналу и взвешивают. Миллион баксов стодолларовыми купюрами весит 9,3 килограмма, миллион двадцатками — это 46,3 килограмма, а пятерками — Монеты попадают на особые весы «Толедо» от компании «Рилайнс Электрик».

Когда Левша заправлял «Стардастом», основной была модель — она умела сортировать и считать монеты. Миллион баксов четвертаками весит 21 тонну. Мечта почти всех людей, которые оказываются у руля казино, либо просто там работают — разгадать, как перехватить добычу до ее попадания в счетную комнату. На протяжении почти всех лет эти способы воспринимали самые различные формы: обладатели пробовали добыть ключи от ящиков, рядовые служащие набивали кармашки средствами до того, как их начнут считать.

Есть и наиболее сложные способы: некорректно заполненные дилерские талоны либо специально откалиброванные весы, показывающие только одну третья часть веса от выручки, поступающей в счетную комнату. Системы обмана казино настолько же разнообразны, как и умельцы, которые их употребляют. В году, всего через 6 лет опосля прибытия в Лас-Вегас, Фрэнку Розенталю удалось получить от городка конкретно то, чего же он желал — новейшую жизнь. Он заведовал 4-мя казино Вегаса.

Женился на обалденной бывшей танцовщице Джери Макги. Совместно с 2-мя детками они поселились в доме за миллион баксов с видом на четырнадцатую лунку на поле для гольфа пригородного клуба Лас-Вегаса. У их был личный бассейн и горничная. Шкаф в спальне насчитывал порядка 2-ух сотен шелковых, хлопковых и льняных брюк — в основном пастельных тонов — которые специально шили портные, выписанные из Беверли-Хиллз и Чикаго.

Он был основным в «Стардасте», и чрезвычайно скоро весь штат Невада знал о его репутации удачного менеджера-новатора. Он относил себя к элитной группе импресарио казино, распорядителей пенсионного фонда профсоюзов, вкладывательных банкиров и политиков Невады, которые собирались перевоплотить Лас-Вегас из городка с ковбойскими и гангстерскими корнями в парк развлечений для взрослых с оборотом 30 млрд в год, которым он в итоге и стал.

Все обязано было сложиться совершенно. Но 10 годами позднее Фрэнк Розенталь попал под следствие как человек синдиката и подозреваемый в организации многомиллионной схемы вывода неучтенных средств. Его лишили лицензии на управление казино, и он стал ведущим комедийного ток-шоу, которое робко именовал «Шоу Фрэнка Розенталя». Его подозревали в преступном сговоре с Энтони «Муравьем Тони» Спилотро — его другом юношества, — который, по словам ФБР, был главной физической силой мафии в городке и гангстером, которому причисляли как минимум дюжину убийств.

На момент покушения на Левшу Спилотро совместно с остальными восемью членами собственной банды обвинялся в вымогательстве, ростовщичестве и сбыте краденого через собственный ювелирный магазин на Лас-Вегас-Стрип [4]. Он также был основным подозреваемым в покушении на убийство Левши, и на то у него имелся мотив — роман с супругой Розенталя.

Ну, может, и не роман — только малая часть происходящего в Вегасе имела хоть какое-то отношение к любви, — но интрижка была, и агенты ФБР, которым был дан приказ смотреть за Спилотро, узнали о ней и сделали достоянием общественности.

Как же всего за пару лет ситуация могла так измениться? Сиим вопросцем задавался не лишь Левша, но и шефы синдиката, которые поставили его расслабленно управлять казино. Но Левша поверг все в хаос. Заместо того чтоб проложить тихую тропу в новейший Лас-Вегас, Левша и его дружок Спилотро устроили таковой бардак и спровоцировали столько проверок, что их семидесятилетние шефы из Чикаго, Канзас-Сити и Милуоки не смогли незаметно уйти на покой с миллионами насиженных и ворованных средств — опосля всех событий они рисковали провести остаток жизни в тюрьме.

Никто не ждал такового конца. Как же все успешно складывалось! Все было на собственных местах. Это было даже лучше ставки один к одному. Это было беспроигрышное пари. И вот, восемь лет спустя вся затея взлетела на воздух на парковке у Ист-Сахара-авеню. Он верил в шансы. В числа. В вероятности. В арифметику. В статистику спортивных команд, которую он выписывал на карточки и анализировал. Он верил, что игры договорные, а арбитров и судей можно приобрести.

Он знал баскетболистов, тренировавшихся каждый день часами кидать мяч мимо корзины, и знал игроков, которые ставили на средние значения в спектре исходов, получая десятипроцентную прибыль. Он верил, что одни спортсмены изображают ленивых, а остальные нездоровых. Верил в существование череды побед и череды поражений; верил в ставки на разницу в счете, в анлимитные ставки и в карточных мастеров, которые были так неплохи в собственном деле, что могли пораздавать карты, не надорвав целлофан на упаковке.

Короче говоря, когда речь входила о азартных играх, Левша верил во все, не считая фортуны. Фортуна была возможным противником. Искусительницей, отвлекающей от фактов своим развратным шепотом. Левша рано смекнул, что ежели он желает отточить мастерство и стать проф игроком, то ему необходимо исключить из процесса даже мельчайшую мысль о удаче.

Фрэнк «Левша» Розенталь родился 12 июня года, всего за несколько месяцев до биржевого краха. Он вырос на западной стороне Чикаго, в старомодном криминальном районе, где букмекерские конторы, продажные копы, нечистые на руку члены городского управления и заткнутые рты были нормой жизни.

Дружил с цифрами. Мама была домохозяйкой. Я рос, читая программы скачек. От корки до корки. Все, что было в програмке, я знал наизусть. Я читал ее прямо в классе. Я был высочайшим, худым, застенчивым пареньком. Замкнутый ребенок ростом метр восемьдесят. Я был одиночкой, а лошадиные бега были моей страстью.

У отца были свои лошадки, и практически все время я торчал с ним на ипподроме. Я жил на ипподроме. Работал на конюшне. Был конюхом. Болтался вокруг трека. Убирал навоз. Я приезжал туда к половине 5-ого утра. Я стал частью конюшни. Я начал появляться там в возрасте тринадцати-четырнадцати лет.

Я был отпрыском владельца. Никто меня не доставал. Дома я стал ощущать напряжение, когда начал делать ставки на спорт. Мама знала, чем я занят, и не одобряла этого, но я был упрямым. Никого не слушал. Мне нравилось учить расписание, сведения о жокеях, стартовые позиции. Ночкой в собственной комнате я переписывал эту информацию на регистрационные карточки. Как-то раз я прогулял школу, чтоб двинуть на трек.

Взял с собой пару дружков. Остроумные ребята. Мы остались на восемь заездов, и я выбил семь побед. Мужчины задумывались, что я Мессия. Отец, заметив меня, отвернулся. Он со мной не говорил. Он был в бешенстве от того, что я не пошел в школу. Придя домой, я не произнес ему ни слова. Это не дискуссировалось.

О выигрыше я тоже не говорил. На последующий день я опять прогулял занятия, возвратился на ипподром и проиграл все. На каждой игре собиралось сотки по две ребят, которые ставили на все попорядку. На каждую подачу. На каждый удар. У всего была стоимость. Там были мужчины, которые просто выкрикивали числа. Это было роскошно. Это было казино под открытым небом. Игра не прекращалась. Ежели у тебя был талант, ты был мало эгоистичен и знал, во что играешь, то для тебя хотелось с ними посоревноваться.

У тебя есть незначительно средств, и ты готов биться против всего мира. Там был тип по имени Стейси; ему было за 50, а кармашки его были забиты наличными. Он воспринимал любые пари. Ты делал ставку и платил стоимость. Стейси постоянно удавалось развести тебя. Допустим, Чикаго ведет шесть-два в восьмом иннинге, и ты хочешь поставить на то, что они забьют еще, либо на то, что в девятом они проиграют. Либо на то, что они заработают два аута одним броском, чтоб завершить иннинг.

Либо сделают хоум ран [6] и выиграют. Либо сделать ставку на дабл [7] , трипл [8] либо флайаут [9]. На что угодно. Стейси воспримет ставку на невыгодных для себя критериях. Он воспримет ставку 20 5 к одному на хоум ран. Да, конкретно так. Флайбол 20 к одному. Аут восемь к 5 Ежели для вас хотелось поучаствовать, то вы делали ставку, а он выдвигал условия.

Сначала я этого не осознавал, но любая из ставок, изготовленных Стейси, была со страховкой. Ставки на аут к концу дня были, — я не вспомню настоящих цифр, но, скажем, — 100 шестьдесят 6 к одному, а не 30 к одному, как утверждал Стейси. Ставки на хоум ран опосля первой подачи могли быть три тыщи к одному заместо семидесяти 5 к одному. И так дальше. Заключая пари со Стейси, необходимо было держать в голове о этом, по другому ты рисковал быть обобранным до нитки. Когда я освоился, то просто посиживал и слушал его ставки, записывал их и вел учет.

Чуток позже я сам начал давать пари. За годы, проведенные на стадионах, Стейси успел сколотить маленькое состояние. Он изрядно там поживился. Он был мастером, который умел вынудить всех вокруг делать ставки. Он был великим шоуменом. Тогда не было спортивных каналов, журналов, газет и радиопрограмм, которые вещали бы о тех играх, на которые мы ставили.

Ежели ты был со Среднего Запада, то подробностей о играх Восточного и Западного побережья было так просто не выяснить. Ты узнавал итоговый счет и все. Ежели ты играешь по-взрослому, то необходимо знать куда больше. Я стал читать все попорядку. Отец подарил мне коротковолновый радиоприемник, и я часами слушал прямые репортажи игр тех команд, на которые собирался ставить. Я начал выписывать газеты со всей страны и прогуливался в киоск, где продавались иногородние газеты.

Там я и познакомился с Хайми Тузом. Он был легендой, реальным специалистом. Он терся у того же киоска и брал 10-ки газет, прямо как я. Позже садился в тачку и начинал читать. Мы были похожи, лишь у меня не было машинки. У меня был велик. Скоро мы познакомились. Он знал, чем я занимаюсь. Хайми был старше меня лет на десять-двенадцать. Я взял за правило постоянно здороваться с ним и иными профи и радовался тому, что они все мне отвечали.

Я был еще ребенком, но они лицезрели, что я настроен серьезно и что у меня есть потенциал, потому были готовы мне посодействовать. Они были ко мне добры. Пустили меня в свою компанию. Я ощущал себя просто непревзойденно. Но я начинал зарываться. Дела шли отлично, я был в для себя уверен. Намечался баскетбольный матч меж командами Мичиганского и Северо-Западного институтов.

У меня были свои люди в обоих учебных заведениях, так что я был в для себя уверен. Мне нравилась команда Северо-Запада. Нет, я не говорю, что она мне нравилась. Я не был ее поклонником. На стенке моей комнаты не висел их вымпел.

Они нравились мне как объект ставки. Для меня все команды сводились к одному — к ставкам. Я с нетерпением ожидал данной для нас игры. Смотрел ее. Я поставил на победу Северо-Запада над Мичиганом. Все билеты на матч были распроданы.

Я пришел на игру и встретил Хайми Туза. Хайми знал о баскетболе больше всех на свете. Мы обменялись приветствиями. До начала оставалось 10 минут. Я сказал о собственной ставке и спросил о его планах. Я был так уверен в инфы, которой располагал, что сделал тройную, как я ее называл, ставку — поставил две тыщи баксов. Это был тот максимум, который мне дозволяли мои запасы. Обыкновенной ставкой для меня на тот момент были две сотки баксов, двойной — 5 сотен, а тройной — две тыщи.

Я был ребенком. Это был мой потолок. Мы говорим о тех временах, когда у меня было всего-навсего тыщ восемь. Ты что, не слыхал о Джонни Грине? Да что с тобой? Так вот, Джонни Грин был чернокожим игроком, который весь сезон не попадал в базу. И вот за пару дней до игры он в один момент туда попал. Это прошло мимо меня. Я припустил к телефонам, но будок было всего две, а очередь к каждой растянулась человек на 20 5 Нужно отрешиться от пари.

Избавиться от их. И вот я стою в очереди к телефону, объявляют начало игры, а вкупе с ним и мой конец. Уже ничего не поменять. Я возвратился и занял свое место. Я смотрел за игрой Грина. Как Туз и произнес, он контролировал оба кольца. Прошла половина матча, а я уже увидел довольно. Мичиган уничтожил Северо-Запад. Туз непревзойденно совладал с домашним заданием, а я нет.

Туз не просто знал, что Грин в основе: он знал, что это за игрок, знал, что он неплох в подборе, и знал, что сиим они одолеют Северо-Запад. Грин потом попал в сборную и стал лучшым проф игроком. Я выучил катастрофически принципиальный урок. Я сообразил, что не так умен, как мне кажется. Я дозволил для себя стать очень зависимым от людей. Отдал им право мыслить за меня. Я сообразил, что ежели желаю предназначить жизнь ставкам, стать противником наилучших букмекеров, то нельзя никого слушать.

Ежели я желаю зарабатывать сиим на жизнь, то должен сам обо всем мыслить и все делать лично. Я начал со студенческого баскетбола и футбола. Выписывал все институтские газеты и каждый день читал спортивный раздел. Звонил факультетским корреспондентам и придумывал различные истории, чтоб получить доп частицы инфы, которые не попали в газеты. Сначала я не говорил им, для чего мне нужна эта информация, но достаточно быстро все додумались, и так я познакомился с парой башковитых ребят, которых взял в команду.

В случае выигрыша я подогревал их парой баксов, и скоро у меня была своя сеть людей, которые держали меня в курсе подробностей институтских игр. Повзрослев, я стал ходить на матчи с диктофоном. На меня работали наблюдатели. Я просил пары ребят смотреть за определенными игроками.

Сам я смотрел всего за 2-мя либо 3-мя игроками. Остальное меня не интересовало; они должны были смотреть за тем, за чем я произнес. Позже я забирал у их заметки. Летел в последующий город, где игралась команда, и опять смотрел за ее игрой. Ассоциировал стартовые составы. Итоговый счет никогда не является главным показателем, на который стоит глядеть, ежели собираешься выиграть средства, а не проиграть их. Я знал, кто из игроков потянул лодыжку и стал медлительнее бегать. Знал, кто из нападающих простыл.

Чья подружка залетела, а чья ушла к другому типу. Кто курит траву, а кто нюхает кокс. Знал о травмах, о которых не писали в газетах. О травмах, которые игроки скрывали даже от тренера. И со всей данной для нас информацией мне не составляло труда осознать, кто из букмекеров ошибся в коэффициенте. Я не мог их винить. Они наблюдали за кучей видов спорта, за кучей игр.

Я сконцентрировался на малой части. Знал все о неком количестве определенных игр. И я уяснил чрезвычайно важную вещь — нельзя ставить на каждую игру. Время от времени можно поставить на одну-две из сорока либо пятидесяти. Время от времени, сообразил я, за весь уикенд не представлялось способности сделать неплохую ставку.

В таком случае я не делал ставок, а ежели и ставил, то чисто символически. Я ошивался в табачной лавке на улице Кинзи. Местом заправляли Джордж и Сэм. На прилавках были выставлены сигары и тому схожее. В те дни эти мужчины первыми получали самую актуальную информацию. Во время бейсбольного сезона окончательный перечень стартовых питчеров возникал на доске прямо перед началом игры. Джо и Сэм были по-настоящему суровыми букмекерами. Они приехали в Чикаго из Тарритауна — поселка в городской черте штата Нью-Йорк.

И они получили согласие от тех, кто заправлял букмекерами. Все было на мази. Согласие было получено даже от местного капитана милиции, который разрешил проводить игры в покер, что было незаконно. Там был бар, они подавали бесплатную пищу и напитки. Телеграф стучал не затыкаясь, напоминая тикер [10]. Они предназначались для газетных редакций, но, заполнив нужные бумаги и зная пару хитростей, заполучить его было реально.

Тогда я был таковым доверчивым, что даже пробовал заказать аппарат домой. Меня отправили. Джордж и Сэм были частниками, но им все равно приходилось платить за крышу. В те времена все игорные дома и букмекерские конторы были должны платить. Букмекеры улаживали вопросец с копами, копы улаживали вопросец с организованными бандами.

А время от времени банды улаживали вопросец с копами. В конце концов, все улаживали меж собой все вопросцы, и все было отлично, пока всем удавалось на этом заработать. Работа мне чрезвычайно нравилась. Мы целыми днями висели на телефонах с букмекерами и игроками, давая им полосы. Люди со всей страны были соединены друг с другом. У нас были телефоны, присоединенные бывшими работниками телефонных компаний к особенным каналам связи.

Мы знали голоса и позывные друг друга, но со временем узнавались и истинные имена. Я все еще был юнцом и жил в Чикаго, когда стал работать на наикрупнейшго букмекера в Штатах — Джила Бекли из Ньюпорта, Кентукки. Джил держал под контролем весь Ньюпорт. Весь гребаный город. У Джила была наикрупнейшая в Ньюпорте букмекерская компания.

На него работали 30 служащих. Конкретно к нему все букмекеры страны обращались за тем, чтоб передать свои ставки, ежели было очень много желающих заключить пари на тот либо другой финал. К примеру, букмекерам из Далласа приходилось принимать больше ставок на местную команду, чем им было необходимо, так как противоположный финал был непопулярен, и это приводило к дисбалансу. В таковых вариантах букмекер звонил Джилу и просил перехватить ставки, а клерки Джила быстро забирали необходимое количество ставок из Далласа, чтоб достигнуть баланса.

Бекли работал по всей стране, потому он мог отыскать довольно желающих поставить на конкурентов команды из Далласа для будущей игры, потому неувязка решалась. Куда бы Джил ни поехал, он постоянно был владыкой. В зимнюю пору он отдыхал в Майами. Он мог пригласить на обед 20 либо 30 ребят сразу. Честно говоря, я общался с Джилом Бекли лишь по телефону. Через пару лет телефонных дискуссий он сообразил, что я многообещающий малый.

Знаток гандикапов. Я начинал зарастать репутацией. Довольно долго пообщавшись с Бекли, я сообразил удивительную вещь — Джил Бекли не мог без подсказки ответить на вопросец о том, сколько игроков в бейсбольной команде. Не считая шуток. Он не мог ответить на этот вопросец. Это его не интересовало.

Я серьезно. Микки Мэнтл [11]? Кто это? Бекли не знал. Даже, мама его, и не додумывался. Вообщем, ему это было не необходимо. Он был букмекером и воротилой. Он не играл на ставках. Он просто заведовал наикрупнейшей бухгалтерией страны. Я был поражен. Скоро я сообразил, что это не имеет значения. Все, что должен делать букмекер — это держать верный баланс, забирая свои 10 процентов.

Не необходимо быть профессионалом по командам, даже не необходимо разбираться в игре. К моему удивлению, это было нормой для почти всех игроков и букмекеров. У нас в Чикаго был юноша, узнаваемый как Бенни Ставка. Наикрупнейший букмекер в городке. Бенни рубил миллионы на ставках, но, как и Бекли, не мог ответить, за кого играет Джо Ди Маджо [12].

Я делал ставки и получал подходящую информацию, и мой компаньон Сидни, который тогда был старшим клерком Бенни, в качестве одолжения попросил меня звонить Джилу, ежели я узнаю о игре что-то, что может воздействовать на ее финал, вроде договоренности меж командами либо травмы 1-го из игроков. И вот в один прекрасный момент я вызнал о травме, о которой не доложили репортерам.

Я позвонил Сидни, но его не было на месте. Зато к телефону подошел Бенни, сам большой шеф. Я сказал Бенни о травмированном игроке. Даже помню, кто это был. Бобби Авила. Я желал предупредить его, чтоб он сбалансировал ставки и не был разорен акулами, которые, уверяю вас, к тому моменту тоже знали о этом.

Ты серьезно? Тем же вечерком я встретился с Сидни и спросил, уж не работает ли он на психа. Он ответил, что Бенни неинтересна игра, ему увлекательны числа. Бенни был наикрупнейшим букмекером в Чикаго не поэтому, что знал о игроках и играх, а поэтому, что каждый пн исправно платил. Непринципиально, сколько Бенни должен был для тебя к выходным, в пн он платил.

В пн его служащий был наготове с конвертом и свежайшими купюрами. А ежели ты должен был средств Бенни, то он тебя не торопил. Знал он, кто таковой Бобби Авила, либо не знал, у него было столько клиентов, что позавидовал бы хоть какой банк». Тони и пятеро его братьев — Винсент, Виктор, Патрик, Джонни и Майкл — разделяли три двухъярусные кровати в одной комнате. Это был маленький ресторан, где подавали хорошие домашние фрикадельки, привлекавшие гостей со всего городка, посреди которых можно было встретить Тони Аккардо, Пола «Официанта» Рикку, Сэма Джанкану, Гусси Алекса, Джеки Чероне и остальных членов синдиката.

У каждого из нас были коробки-подставки для очистки обуви, и предполагалось, что я буду работать на одной стороне Гранд-авеню, а Тони — на иной. Мы прочно разругались. Он произнес, чтоб я держался собственной стороны улицы. Я повелел ему держаться собственной.

Мы дрались. Но в итоге просто разошлись, он остался на собственной стороне, а я на своей».

Пиледжи читать казино николас покер в американских казино

Как нужно заступаться за девушку-момент из фильма Славные парни

© Перевод на русский язык под редакцией Дмитрия Пучкова, © Олег Зотов, фотограф, Отзывы о бестселлерах Николаса Пиледжи и его непревзойденных гангстерских хрониках. «Стардаст» «Тропикана» Они управляли этими казино. И натворили дел. Казино. Николас Пиледжи, американский журналист итальянского происхождения, автор книги «Славные парни» (в моем переводе «Правильные пацаны»), наткнулся на сюжет для «Казино» в газете Las Vegas Sun за год. Здесь есть возможность читать онлайн «Николас Пиледжи: Казино. Любовь и власть в Лас-Вегасе. Риск, азарт, искушение» — ознакомительный отрывок электронной книги, а после прочтения отрывка купить полную версию.